Духовные искания Пьера Безухова.

Статья для подготовки к сочинению на тему: "Духовные искания Пьера Безухова"

Пьер Безухов, как и Андрей Болконский, совершает духовный путь поиска и обретения истины, постепенно освобождаясь от веры в ложные идеалы и в великих людей, ставших его кумирами. В начале романа в салоне А. П. Шерер еще молодой и наивный Пьер Безухов, желая поразить присутствовавших на вечере гостей парадоксальностью своих суждений, выступает горячим защитником Наполеона. Его симпатии на стороне французского императора, который «велик, потому что он стал выше революции, подавил ее злоупотребления, удержав все хорошее – и равенство граждан, и свободу слова и печати – и только потому приобрел власть». Даже казнь герцога Энгиенского без суда и следствия, по мнению Пьера, была государственной необходимостью, и совершивший ее Наполеон продемонстрировал величие своей души, не побоявшись принять на себя ответственность за этот поступок. В то время Пьер был готов простить своему кумиру все, подыскав оправдания его преступлениям, потому что он еще не понимал сущности Наполеона.Однако жизнь, проводя героя через новый опыт, разрушает его сложившиеся представления. Жизненные неурядицы, несчастья, страдания, через которые проходит Пьер Безухов, разбивают его прежние убеждения и заставляют искать новые, более совершенные, которые дают ему гармонию, смысл и радость жизни. В этом заключается духовное движение человека, его возможность приблизиться к истине через сомнения, разочарования и отчаяние. Дуэль с Долоховым, разрыв с женой были для Пьера крахом его надежд, его счастья. Он потерял интерес к жизни, и весь мир казался ему бессмысленным и безобразным. Найти счастье – значит снова обрести гармонию и связь с миром. И Пьер ищет спасение от горя, боли и страдания. Оказавшись на одной из станций по дороге из Москвы в Петербург, он напряженно размышляет о смысле жизни. Однако он уже не увлекается мыслью так, как это было на приеме у Анны Павловны Шерер, не хочет никого удивить или поразить своими взглядами, а думает так настойчиво и упорно, как борются за жизнь.

В этот момент Пьеру нужны были ответы на самые простые и насущные вопросы, решением которых люди занимались и будут заниматься вечно. «Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Для чегр жить, и что я такое? Что такое жизнь, что смерть? Какая сила управляет всем?» – спрашивал он себя». Пока Пьер не найдет ответа на эти вопросы, ему будет казаться, что жить не для чего. Он доходит в своем мышлении до последней черты, до осознания того, смерть обессмысливает и обесценивает жизнь.

Однако с таким итогом он не может примириться. Для того чтобы жить дальше, ему нужно ощущать свою связь с бесконечностью или стремиться обрести ее. Цель жизни – радость, которую дает человеку внутреннее согласие и гармония с миром. В несчастье человек всегда в разладе с миром. «Все в нем, – пишет Толстой о Пьере, – и вокруг него представлялось ему запутанным, бессмысленным и отвратительным». Можно сказать, что герои «Войны и мира» ищут истину, которая даст им радость существования, возможную только в согласии с миром.

Истина для Пьера – это путь, ведущий через череду кризисов и возрождений, состоящий в последовательности потерь и обретений. На станцию Пьер приехал несчастным, не видящим в жизни смысла, а покидал ее радостным, обретшим цель жизни человеком. На станции он встречается со старым масоном Баздеевым, который, зная о его несчастьях, предлагает свою помощь. Однако, не веря в Бога, Пьер сомневается в том, что его собеседник может облегчить его состояние.

Убежденный в истинности и неопровержимости своих атеистических взглядов, Безухов сталкивается в разговоре со своим попутчиком с неожиданным и сильным аргументом. «Вы не знаете Его, государь мой, и оттого вы очень несчастны... Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой». Неожиданно для себя Пьер услышал ответ, поражающий глубиной мысли: откуда и каким образом явилась в сознании человека идея Бога? И Пьер не нашел, что возразить.

Вера, которой учил Баздеев, не соответствовала представлению Пьера о религии и требовала от человека постоянной духовной работы, самосовершенствования и «внутреннего очищения». Оказывается, что для постижения духовной истины необходимы не только интеллектуальные, но и духовные усилия, по мере которых человек становится способным в своем понимании приближаться к истине Бога. Поэтому наставник Пьера предупреждает его, что Бог «не постигается умом, а постигается жизнью». Жизнь постоянно приносит человеку новый опыт, который и позволяет ему лучше понимать мир и себя.

Первым и еще самым легким испытанием новых убеждений Пьера стал его спор с князем Андреем, в котором он выступает как человек, знающий смысл жизни, а его друг как разуверившийся в нем. Пьер пытается убедить князя Андрея, что делать людям добро «есть единственное верное счастие жизни». Он рассказывает о преобразованиях в своих деревнях, облегчивших жизнь крестьян. Князь Андрей соглашается лишь с тем, что дело Пьера – добро для него самого, но не для крестьян. Опять оказывается, что нет однозначного ответа на вопросы: Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Потому что герои Толстого жаждут истины, которая была бы достоверной и неизменной. Решением может быть только одно – существование Бога, олицетворяющего высшую справедливость и истину. «Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там, во всем (он указал на небо)».

И все же этот разговор о вечности, о назначении человека, о Боге, который затеял вдохновленный своими новыми убеждениями Пьер, вернул скептически настроенного князя Андрея к жизни. То, что герои Толстого обретают, вовсе не оказывается для них совершенно новым, о чем они никогда не слыхали ранее. Пьер и Андрей ищут то, что жило глубоко в их душах, чем они были пронизаны изнутри. Они жаждут обрести вечность, неизменную истину среди меняющегося мира. Их не может устроить временное: ни жизнь, ни истина. Если бы они отказались от вечности и признали временное за истинное, тогда бы они изменили духу христианства.

И убеждает их не чье-нибудь учение, а сама жизнь и смерть. Человек не обязан постижением этой истины другому человеку и потому он независим и свободен. Высшую истину никто, кроме Бога, ему не может предписать. Ее главным проводником является то, что сопутствует каждому человеку на жизненном поприще: смерть, рождение, любовь, природа. Небо Аустерлица, звезды, распускающийся дуб, рождение ребенка, угроза смерти – вот, что оказывает сильнейшее влияние на героев, меняет их жизнь и открывает нечто новое, несомненное, твердое.

Человек у Толстого всегда может спастись, но также в любой момент может и потерять свою веру. Это дважды происходит с Пьером. В первый раз любовь, а во второй раз смерть не оставили камня на камне от его убеждений, подтвердив истинность слов Андрея Болконского: «жизнь и смерть, вот что убеждает»... и разубеждает.

Жизнь не подтвердила веру Пьера в то, что делать людям добро «есть единственное верное счастие жизни». Когда он после сватовства князя Андрея к Наташе без всякой очевидной причины вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь, это означало, что вера Пьера рухнула, обнаружив свою неподлинность. Счастье Андрея и Наташи открыло Пьеру неполноту его жизни, лишенной любви и семейного счастья. И опять с новой силой Пьеру открывается зло и бессмысленность жизни. Но в этот раз он не находит решения проблемы, его ничто не спасает: ни религия, ни масонство, ни идея самосовершенствования. И Пьер сдается, прекращает борьбу и смиряется со своим несчастьем, принимая «зло и ложь жизни» за истину. Но жить с таким взглядом человек не может, потому что жизнь – это любовь. Чтобы жить, Пьеру надо не видеть действительности, вызывающей в нем отвращение, для чего он прибегает к забвению во всех доступных ему формах, от вина до книг.

«Слишком страшно было быть под гнетом этих неразрешимых вопросов жизни, и он отдавался первым увлечениям, чтобы только забыть их. Он ездил во всевозможные общества, много пил, покупал картины и строил, а главное читал». В глазах Пьера любое занятие было средством забвения, нужным только для того, чтобы не видеть ужаса жизни. Все представлялись ему людьми, «спасающимися от жизни: кто честолюбием, кто картинами, кто писанием законов, кто женщинами, кто игрушками, кто лошадьми, кто политикой, кто охотой, кто вином, кто – государственными делами».

Состояние человека, уверенного в безнадежной сущности жизни. Толстой называл болезнью, которая проявляется не «резкими припадками» «отчаяния, хандры», а постоянно присутствует в жизни. Если прежде острые проявления «болезни» заставляли Пьера отчаянно искать и в конце концов находить спасение, то теперь болезнь «была вогнана внутрь». В дальнейшем Пьера спасают не мысли, а любовь к Наташе, преобразившая его. Именно благодаря ей он снова обрел смысл и радость существования.

Но на этом его испытания не кончились. Ему предстоит еще раз пережить сильнейшее разочарование в жизни, уже во время войны. Зрелище расстрела французскими солдатами мирных русских жителей разрушило его веру. Страшная картина насильственной смерти ни в чем не повинных людей обессмыслила мир в глазах Пьера. Он увидал страшное убийство, совершенное людьми, не хотевшими этого делать. И в душе его как будто вдруг была выдернута та пружина, на которой все держалось и представлялось живым. И все завалилось в кучу бессмысленного сора. Хотя «он и не отдавал себе отчета, уничтожилась вера и в благоустройство мира, и в человеческую, и в свою душу, и в Бога». Мир всегда кажется человеку бессмысленным и хаотичным в момент отчаяния.

Однако такое представление носит временный характер и преодолевается героями Толстого. Мир опять обретает для них свою гармонию, величие и красоту, несмотря на разрушающие их человеческие пороки, несправедливость, зло, страдания, смерть. Преодолевает и Пьер свое отчаяние и вновь обретает веру в Бога и возможность жизни. Эта вера та же и в то же время другая. По содержанию она не изменилась, но стала глубже и прочнее, а мир, в представлении Пьера, стал величественнее и прекраснее.

Это произошло благодаря тому, что Пьер встретился в бараке для пленных с Платоном Каратаевым, который помог ему возвратиться к вере в жизнь. Платон становится для Пьера «непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды». Благодаря общению с простым русским солдатом, речь которого состояла в основном из поговорок и пословиц, Пьер почувствовал, что «прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких-то новых и незыблемых основах, двигался в его душе».

Простота, то, что окружает человека постоянно, к чему он привык и чему не придает значения, и составляет сущность жизни. Поэтому простое, чем часто пренебрегают люди, есть необходимый признак истины и красоты. Однако осознание этого не стало итогом всех исканий Пьера. Пьер признает, что счастье человека не может быть только в удовлетворении естественных потребностей, но он также испытывает чувства совсем иного порядка, приводящие его к самым возвышенным мыслям. Помимо земных, повседневных забот о пище, крове, человек обращается и к небу, которое всегда было символом вечности.

В «Войне и мире» небо можно назвать полноправным персонажем книги. В жизни лучших героев Толстого оно появляется в звездный час их судьбы, напоминая им об их причастности к высшему, божественному началу. Так было с князем Андреем, когда он раненый лежал на Аустерлицком поле, так было с Пьером в плену, когда он неожиданно для всех расхохотался от мысли, что французы держат в плену его бессмертную душу.

Изображая это небо. Толстой передает не просто мысль о бессмертии души, а живое, рождающееся чувство. Во время разговора на переправе Пьер убеждал своего друга в том, что «живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно...». И вот Пьер не просто узнал, не только поверил, а пережил чувство бессмертия своей души. Там были слова о бессмертии, а здесь присутствует оно само как несомненная реальность.

Пьер живо осознает, переживает свою сопричастность к бесконечности, его чувство преображает мир, и в природе он находит отклик и подтверждение своим чувствам. «Высоко в светлом небе стоял полный месяц. Леса и поля, невидные прежде вне расположения лагеря, открывались теперь вдали. И еще дальше этих лесов и полей виднелась светлая, колеблющаяся, зовущая в себя бесконечная даль. Пьер взглянул в небо, в глубь уходящих, играющих звезд. «И все это мое, и все это во мне, и все это я!» – думал Пьер». Это та вершина, которой достиг в своем жизненном восхождении герой Толстого. Пережитое им в плену вело его к вершине бессмертия. И «впоследствии и во всю свою жизнь, Пьер с восторгом думал и говорил об этом месяце плена, о тех невозвратимых, сильных и радостных ощущениях...» В плену он нашел гармонию с самим собой и с миром, увидел смысл своей жизни.

Комментариев 0