Как раскрыть систему персонажей в сочинении

Как раскрыть в сочинении тему, предполагающую анализ системы персонажей, как раскрыть систему образов в произведении.

По какому плану раскрывать систему персонажей.

Группы персонажей ( по социальному признаку и др.)

Прежде всего рассмотрите, на какие группы можно разделить всех персонажей произведения, как это связано с авторской идеей.

1) Часто эти группы выделяются по признаку социальной принадлежности и идеологических убеждений: например, «фамусовское общество» («век минувший») и люди, не принадлежащие к нему по убеждениям, по образу жизни («век нынешний») в комедии «Горе от ума». Здесь же можно прокомментировать количественное соотношение этих групп: фамусовское общество многочисленно, люди типа Чацкого — одиноки в нем; это соотносится с высказыванием Грибоедова о декабристах: «Сто человек прапорщиков хотят переменить весь государственный быт России».

Героев поэмы «Мертвые души» можно разделить на помещиков, чиновников, народ — крестьян и мастеровых (в основном не вовлеченных в действие, присутствующих в виде «мертвых душ»), — и несколько особняком стоит Чичиков, как герой, порожденный этой же средой, но получивший некоторое развитие, отличающийся от других действующих лиц (например, своей деловой активностью), потенциально готовый к дальнейшей эволюции, по замыслу Гоголя. Это не формальное разделение: в самом деле, изображение помещиков и чиновников у Гоголя подчиняется совершенно разным принципам: образы помещиков у него индивидуализированы, чиновники же, напротив, предельно обезличены.

Персонажи таких «энциклопедических» произведений, как «Евгений Онегин», «Герой нашего времени» или поэма «Кому на Руси жить хорошо», соответственно представляют разные социально-психологические типы, встречающиеся в России.

2) Персонажи не обязательно могут быть сгруппированы по социальному признаку. Художественная идея автора может предполагать другую комбинацию героев: в романе «Преступление и наказание», где в центре — проблема преступления и теория Раскольникова, все герои призваны либо защитить, либо опровергнуть эту теорию, — как в разговорах с Раскольниковым (Дуня, Сонечка Мармеладова, Свидригайлов, Лужин, Порфирий Петрович), так и своей жизнью, участием в сюжете (поэтому героев Достоевского принято делить на «оскорбителей» и «оскорбленных», хотя это деление весьма относительно).

Главные и второстепенные герои

1) Главный герой может быть один, вокруг него группируются остальные: «Горе от ума», «Герой нашего времени», «Гроза», «Преступление и наказание», «Человек в футляре».

2) Главных героев может быть два или несколько. Например, некоторые исследователи говорят, что в «Горе от ума» главным героем можно считать не только Чацкого, но и Софью. Аналогичная ситуация — с романом «Евгений Онегин». В рассказе Чехова «Толстый и тонкий» два героя. В таком масштабном произведении, как роман-эпопея «Война и мир», нельзя выделить единственного главного героя, поскольку внимание автора сконцентрировано преимущественно на общенациональной проблематике, а не на частной жизни отдельных персонажей. Мы можем говорить о главных героях этого романа лишь относительно. Князь Андрей, Пьер Безухов, Наташа Ростова выделяются на фоне остальных персонажей, но очевидно, что место этих образов в структуре всего произведения принципиально иное, чем, скажем, у образа Печорина (который тоже является главным героем романа).

Надо обязательно проанализировать различные композиционные параллели, сопоставления и противопоставления (антитезы), если они есть.

Например, в романе «Евгений Онегин» сопоставлены и/или противопоставлены Онегин и Ленский, Татьяна и Ольга, пара «Онегин — Татьяна» и пара «Ленский — Ольга» (глубина чувств, степень взаимопонимания и адекватности общения, оригинальность и придуманность, книжность чувств).

В романе «Отцы и дети» также присутствуют множественные параллели и антитезы: Базаров — Аркадий, Одинцова — Катя, пара «Базаров — Одинцова» и пара «Аркадий — Катя», родители Базарова (и Базаров в отношении к ним) — отец и дядя Аркадия (и Аркадий в отношении к ним).

Композиционные параллели и антитезы так же органично свойственны большинству произведений, как и конфликт: в самом деле, если бы не было конфликта, то произведение (особенно эпическое или драматическое) получилось бы «ни о чем». Действующие лица не могут не иметь друг к другу никакого отношения, они как-то связываются в сознании автора в систему (именно поэтому мы говорим не просто о «совокупности» или «составе» персонажей, а о «системе персонажей», то есть о таком наборе их, который не случаен, где значим каждый персонаж и где между ними всеми можно обнаружить связи). Поэтому тему, так или иначе касающуюся персонажей, можно считать одной из самых выигрышных: всегда найдется, кого с кем сравнить, кого кому противопоставить; всегда можно разбить героев на группы, разряды, провести параллели и т. д.

Например, в романе «Обломов» можно выделить многочисленные параллели и антитезы, в которых задействован главный герой: Обломов — Штольц, Обломов — Ольга, Обломов — Захар, Обломов — его гости, с которыми он спорит о жизни; в каком-то смысле можно говорить и о противопоставлении Обломова всем остальным персонажам романа (то есть имеет место проблема «герой — общество», которая находит и композиционное выражение). Кроме того, есть композиционные пары, в которые не входит Обломов, например: Ольга — Пшеницына, обитатели Обломовки — Пшеницына, отец и мать Обломова — отец и мать Штольца и т. д.

Некоторые пары персонажей имеют типичную структуру, часто встречаются в литературе. Анализ таких пар нередко предлагается как тема сочинения.

Например, известная пара — герой и «человек-пародия». Последний представляет собой сниженный, возможно комичный образ; обычно профанирует, опошляет образ мыслей и/или манеру поведения главного героя: Чацкий — Репетилов, Печорин — Грушницкий, Базаров — Ситников.

Иногда употребляется близкое понятие «героя-двойника»: например, Репетилов по отношению к Чацкому; Свидригайлов по отношению к Раскольникову. «Двойник» обычно оттеняет образ главного героя, помогает увидеть его более объемно, за счет того, что гиперболизирует, подчеркивает определенные стороны характера героя.

Отношение самого героя к «двойнику» тоже может быть предметом анализа. Так, среди прочих перипетий романа Достоевского «Преступление и наказание» именно встреча с «двойниками» подорвала в Раскольникове веру в его теорию. Напротив, главному герою комедии Грибоедова «Горе от ума» вообще не приходит в голову сравнить себя с такими героями, как Репетилов или Загорецкий. В этом — одно из оснований комизма образа Чацкого.

Таким образом, у вас есть возможность не только констатировать наличие у героя «двойника», но и проанализировать взаимоотношения этой пары, что само по себе небезынтересно и может нести дополнительную смысловую нагрузку.

Некоторые пары оказались в центре пристального внимания критики: такие случаи тоже надо учитывать, чтобы в сочинении на тему о персонажах хотя бы вскользь коснуться этой проблематики. Например, в драме «Гроза» пара Катерина — Варвара (вспомните, как

по-разному оценивают этих героинь Добролюбов и Писарев).

Коллективные образы (общества, народа, группы лиц)

В произведении может встретиться коллективный герой — групповой портрет общества или определенной части общества: «фамусовское общество» в «Горе от ума», «водяное общество» в «Герое нашего времени», чиновничество в «Мертвых душах», народ в «Войне и мире», «дно» в пьесе «На дне».

Коллективные образы чаще всего имеют следующие функции:

  • характеристика «среды», то есть «обстоятельств», воспитавших героя (весьма распространенный случай);

  • влияние на развитие сюжета: например, в комедии «Горе от ума» сплетня, распространившаяся в обществе, продвигает сюжет к кульминации и развязке; в поэме «Кому на Руси жить хорошо» вехами на пути странников становятся не только разговоры с отдельными людьми, но и яркие коллективные сцены.

  • Изображение коллективного персонажа; 

Нередко целая группа людей, объединенных общими характеристиками, показывается как нерасчлененная, неиндивидуализированная масса, осмысляемая положительно или, что чаще, отрицательно — например, изображение чиновников в поэме «Мертвые души».

В эпических произведениях для этого чаще всего используются авторские описания (см., например, авторские отступления о чиновниках в главе первой «Мертвых душ»). На фоне «группового портрета» могут выделяться индивидуализированные образы (отдельные представители фамусовского общества; Платон Каратаев в «Войне и мире» показан как часть народной массы и как индивидуализированный персонаж). Но, как мы помним, типический образ как раз и характеризуется сочетанием общего и индивидуального (см. о типических образах в разделе «Практические сведения по теории литературы»).

В драматических произведениях для того, чтобы показать общество как массу, иногда используется прием введения безымянных героев, представляющих общественное мнение (неважно, кто говорит, — важно, что говорится). Таковы в драме Островского «Гроза» «городские жители обоего пола», названные так в списке действующих лиц, а в самом тексте поименованные «1-й», «2-й», «Женщина». В комедии Грибоедова «Горе от ума» это Г. N. и Г. D. (они одновременно и характеризуют фамусовское общество, и выполняют сюжетную функцию — подхватывают и распространяют сплетню о Чацком). Ту же роль играют в комедии и княжны: в диалогах их реплики лишены какой бы то ни было языковой индивидуализации; они следуют друг за другом, снабженные порядковыми номерами: «1-я княжна», «2-я княжна», «3-я княжна», «4-я княжна», «5-я княжна», «6-я княжна». Здесь, как нередко бывает, образ коллективного героя создается в значительной степени с помощью эпизодических персонажей (в других случаях эпизодические герои могут быть индивидуализированы, поэтому см. о них главу о А. С. Грибоедове).

Эпизодические или внесценические персонажи.

Они часто несут важную смысловую нагрузку, ведь в тексте нет бесполезных элементов; для нас значимы каждое слово и каждый персонаж, даже если он только однажды упомянут.

В «Горе от ума», например, внесценических персонажей гораздо больше, чем действующих на сцене (см. соответствующую тему в разделе по творчеству Грибоедова). Об этом обязательно надо сказать.

В «Грозе» эпизодическую героиню Феклушу считают, в каком-то смысле, главным идеологом «темного царства».

В «Мертвых душах» эпизодический персонаж, почтмейстер, рассказывает «Повесть о капитане Копейкине», достаточно важную в идейной структуре поэмы.

В романе Толстого «Война и мир» Платон Каратаев, персонаж исключительно значимый в свете толстовской философии, является эпизодическим.

Такие факты необходимо отмечать, раскрывая тему, посвященную персонажам.

Комментариев 0