Сочинение по произведениям Островского: Роль второстепенных персонажей в пьесах "Гроза" и "Бесприданница"

Значение второстепенных персонажей в пьесах А. Н. Островского «Гроза» и «Бесприданница»

Современная Островскому критика нередко упрекала драматурга за то, что в его пьесах часто появляются «ненужные» персонажи, не играющие в развитии действия никакой роли. Даже В л. И. Немирович-Данченко, будущий создатель (совместно с К. С. Станиславским) Московского Художественного театра, в бытность свою студентом, в рецензии на пьесу «Бесприданница» замечал, что «фигурка кочующего актера Робинзона приплетена ни к селу ни к городу».

В действительности же второстепенные персонажи в пьесах Островского занимают очень важное место: они создают фон, который оттеняет и усиливает драматизм судеб главных героев.

Вот странница Феклуша из «Грозы». Кулигин только что живописал Борису «жестокие нравы» Калинова. Тут появляется Феклуша: «В обетованной земле живете! И купечество все народ благочестивый, добродетелями многими украшенный!» Феклуша — «родом» из того же патриархального мира, что и Кабанова, и Катерина, не зря же она толкует о «последних временах»: «Еще у вас в городе рай и тишина, а по другим городам так просто содом...» Но эта «обетованная земля» превращается в ад для вольной, чистой души Катерины. Не случайно вслед за пожеланиями «преумножения щедрот» дому Кабановых следует реплика Кули- гина: «Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем!» «Красота и бла-алепие» — лишь видимость, потому что она душит все живое и губит подлинную красоту.

Еще один второстепенный, но символичный персонаж «Грозы» — полусумасшедшая барыня, старуха лет 70 — указан в афише. Значит, и эта барыня — часть уходящего, умирающего, но еще сильного и властного мира. И она, как и Феклуша, предрекает конец света, огонь неугасимый и геенну огненную. Появляется барыня в пьесе всего дважды: первый раз — после признания Катерины Варваре в своей «греховной любви», второй — в конце IV действия, фактически побуждая Катерину к покаянию.

Оба раза появление старухи сопровождается ударами грома. В I действии гроза еще только собирается, в IV действии она уже разразилась.

В «Бесприданнице», по признанию актера С. М. Михоэлса, «Лариса и Робинзон в системе взаимоотношений пьесы сопряжены. Судьбы их перекликаются». Робинзон — уже вещь, в которую так стремятся превратить все окружающие Ларису, он «шут, играющий роль в трагедии». Не случайно в афише пьесы ему единственному не дана никакая характеристика, и назван он кличкой, которую придумал Паратов.

Даже приемы обращения и поведения у Паратова и Вожеватова с Робинзоном почти те же, что и с Ларисой, только откровеннее, а потому циничней: перед актером Аркадием Счастливцевым можно не играть в

благородство, быть самим собой. Паратов: «Сами посудите, господа, в дороге скука смертная, всякому товарищу рад». Вожеватов: «Это такое счастье! Вот находка-то золотая!» (О Ларисе тоже говорится как о бриллианте, требующем дорогой оправы.) Паратов: «Вот и отводите душу, могу вам его дня на два, на три предоставить*.

В IV действии эта сцена, почти один к одному, повторится с Ларисой. Паратов, потешив свое самолюбие, посылает Ларису домой, а Кнуров и Вожеватов мечут жребий, кому же достанется эта «дорогая вещь». Знаменательно, что именно Робинзон становится свидетелем этой сцены и рассказывает потом обо всем Карандышеву.

Комментариев 0